Не-трудные подростки: готов ли российский рынок труда к работникам с синдромом Дауна?

Не-трудные подростки: готов ли российский рынок труда к работникам с синдромом Дауна?

28/03/2018
Не-трудные подростки: готов ли российский рынок труда к работникам с синдромом Дауна?

- Арина, как ты общаешься с покупателями?

- Можно сказать: «Здравствуйте». Можно обняться. И поцеловаться тоже можно!

18-летняя Арина Ипатова пока еще немного путает профессиональные обязанности с желанием обнять весь мир сразу. Стажером в спортивном магазине она работает всего несколько месяцев. Но именно здесь она вдруг оказалась очень на своем месте – сортировать по размерам тысячи пар носков, расставлять кроссовки «пяточка к пяточке», выстраивать прикассовые батареи из бутылок и батончиков. Должность, на которой уже через пару месяцев рядовой сотрудник будет требовать карьерного роста, делает Арину абсолютно счастливой.


Но таких примеров в России пока единицы. Какая жизнь после совершеннолетия ждет людей с синдромом Дауна в нашей стране? Этой теме 21 марта был посвящен круглый стол в прямом эфире на телеканале «Дождь», организованный при поддержке компании QIWI. Вместе с ведущей Евгенией Воскобойниковой о будущем говорили, мечтали и спорили журналист и попечитель фонда «Синдром Любви» Тутта Ларсен, куратор Политехнического музея Александра Коперник, генеральный директор благотворительного фонда «Синдром любви» Ирина Меньшенина, директор центра сопровождения семьи «Даунсайд Ап» Татьяна Нечаева и Арина Ипатова – девушка с синдромом Дауна, у которой теперь есть работа.


«К сожалению пример Арины один из немногих, - призналась Ирина Меньшенина. - И чтобы в нашей стране человек с синдромом Дауна захотел и устроился на работу, для этого нужно преодолеть очень много препятствий разного характера. От непонимания, что это вообще возможно до готовности рабочего места принять такого человека и сделать ему там комфортно. Ну и на законодательном уровне… не то, чтобы нет механизмов. Можно устроиться и работать, как положено, но, учитывая, что условия должны немножко отличаться, то и работодатели не всегда готовы быстро предоставить трудоустройство этому человеку. Одним словом, двустороннее движение в этом вопросе необходимо налаживать. И ребят готовить к тому, что они выходят в большой мир».


Уже сегодня запись программы на «Дожде» набрала почти 14 тысяч просмотров. Авторы проекта признаются, что это по-настоящему много для страны, в которой еще 15 лет назад о трудоустройстве людей с синдромом Дауна общественные дискуссии не велись вообще… Но эти зрительские цифра слишком малы, чтобы вызвать настоящий резонанс.

Тутта Ларсен считает, что проблема, изначально, в менталитете: « Я не люблю говорить «российский менталитет». Дело здесь не в национальной особенности. Просто людям в нашей стране очень сильно не хватает информации о том, что такое вообще – синдром Дауна. Этой информации не было. Еще 15 лет назад это были почти стопроцентные отказники, их путь был в специальный коррекционный детский дом, в котором у них не было вообще никакого шанса ни полноценно развиваться, ни жить нормальной человеческой жизнью. Никто уже не говорит уже о профессии, об образовании. Поэтому, во многом, мы вообще ничего об этом не знаем. Мы не знаем, что это за синдром. Очень многие люди думают до сих пор, что это болезнь, а не генетическая особенность. А незнание вызывает страх. Например, что эти люди агрессивные, опасные».


И все-таки, даже в современном, уже вполне открытом и вполне терпимом мире проблема занятости людей с синдромом Дауна после 18 лет не находит единственного решения. Может быть, ещё и потому, что люди с синдромом Дауна тоже очень разные, как и все мы? Или потому, что мы слишком перегружаем их нашими ожиданиями? Чтобы найти ответы на эти важные вопросы, мы предлагаем Вам посмотреть запись круглого стола на «Дожде». Обещаем, будет интересно!

Поддержать программы благотворительного фонда «Синдром любви».

×
Возможные сложности при совершении пожертвований

Вы можете столкнуться с тем, что в связи с рядом блокировок и запретов перевести средства в фонд будет не так просто. Мы заранее просим вас не ограничиваться одной попыткой. Вам придется потратить больше времени, чем обычно, но сейчас каждое пожертвование ценно, как никогда.


Пожертвования через Google Pay и Apple PayНа данный момент оплата через Google Pay и Apple Pay заблокирована для карт Visa и Mastercard.

Если вы оформляли подписку на ежемесячное пожертвование с помощью этих сервисов, пожалуйста, подпишитесь заново, введя вручную номер карты.

Разовые пожертвования также возможно совершать вручную или с помощью российских сервисов SberPay (для МИР, и Визы/Мастеркард если сервис был подключен до 10 марта 2022г.) и YandexPay (нужен аккаунт в Яндекс).
Сервис VPNПожертвования могут не проходить при включенном VPN. Пожалуйста, отключите VPN и попробуйте сделать пожертвование еще раз.
Мобильные приложения банковЕсли у вас устройство на Android, то вы можете оформить пожертвование или ежемесячную подписку в приложении банков СБЕР и Тинькофф. В строке поиска найти наш фонд можно по названию Синдром любви.

Для устройств на iOs – можно сделать пожертвование через мобильное приложение Тинькофф. Мобильное приложение СБЕРа для iOs не работает , но вы можете зайти в Сбербанк онлайн на компьютере, внести пожертвование через банкомат или квитанцию в отделении банка.
Иностранные картыПожертвования с иностранных карт сейчас полностью заблокированы. Как только появится техническая возможность делать переводы, мы обязательно сообщим. А если у вас уже есть решение – обязательно расскажите нам! 😊
Пожертвования из других стран с российских картЕсли вы не в России и у вас карта, выпущенная российским банком, включите, пожалуйста, VPN с российским IP для совершения пожертвования.

Мы заранее приносим извинения за какие-либо технические сбои при совершении пожертвования или оформлении подписки. Обязательно пишите и звоните (e.vasileva@fondsl.ru, +7 926 393 39 85), мы разберемся и все исправим при возможности.

Так же, если у вас есть варианты решений тех проблем, которые сейчас существуют, – делитесь, пожалуйста, будем справляться вместе!

Спасибо!