Ирина Меньшенина: «Точка невозврата пройдена. Мы пошли в мир, и он нас принял»

29/06/2017
Ирина Меньшенина: «Точка невозврата пройдена. Мы пошли в мир, и он нас принял»

Год назад в России начал работу благотворительный фонд «Синдром любви». Новая организация стремительно ворвалась на арену некоммерческого сектора, став инициатором нескольких знаковых мероприятий. Яркое название сразу же привлекло внимание и массовой аудитории, и СМИ. Но главное, оно пришлось по душе родителям детей и подростков с синдромом Дауна, которые не только поддержали появление фонда, но стали принимать активное участие в деятельности новой организации. Генеральный директор фонда «Синдрома любви» Ирина Меньшенина подвела итоги первого года работы и рассказа о планах на будущее.

Фонд работает уже год, но еще приходится слышать вопрос о цели создания новой организации. Чтобы расставить все точки над «i». Зачем был создан «Синдром любви»?

В последние годы активно меняются источники финансирования. НКО начинают сильно зависеть не от государственных дотаций и субсидий, не от вложений крупных корпораций, а от пожертвований обычных людей. Их надо вовлекать в свое дело. И мы в Даунсайд Ап постоянно сталкивались с тем, что для большинства название фонда сложное и труднопроизносимое. Ведь это даже не английское слово, а игра английских слов. Нам было сложно привлечь к себе внимание. Особенно это касалось ситуаций, когда мы выходили на широкую аудиторию через СМИ или социальную рекламу. Тема синдрома Дауна сама по себе сложная, тяжелая, плюс непонятное название, все это создавало барьеры на пути развития организации. Это стало триггером для того, чтобы подумать, а что же дальше делать. Мы не в вакууме живем, вокруг возникает все больше фондов. На их примере было понятно, что названия более простые, лаконичные находят у людей больший отклик. Я часто слышу от людей, когда произношу название «Синдром любви», что от него веет теплом. А кто-то спрашивает: «А почему синдром любви?» — и от этого легко перейти к разговору о том, что такое синдром Дауна, об этих людях.

Мы думали и о ребрендинге. Но поняли, что это очень большой риск, на который мы пойти не можем. У Даунсайд Ап давняя и очень глубокая история, это известный и уважаемый бренд с многолетним опытом работы. Родители, у которых рождается ребенок с синдромом Дауна, среди многочисленных сайтов довольно быстро находят информацию о фонде, знают, что именно здесь они получат бесплатную профессиональную помощь. Если бы мы заменили название, то это просто убило бы Даунсайд Ап, а новый бренд мог не прижиться. Решили, что откроем партнерский фонд, который будет под русским названием и ограниченными функциями. И тогда посмотрим. Если не «полетит», то Даунсайд Ап как был, так и останется. «Полетит», значит, мы компенсируем все те слабости, которые есть у бренда «Даунсайд Ап» с точки зрения привлечения частных благотворителей.

И как, по-вашему, «Синдром любви» «полетел»?

Да, и есть индикаторы. Например, СМИ, которые охотно берут русскоязычное название. Я получаю обратную связь от ведущих радиопрограмм. Мне говорят, что слушателям интересно, они задают вопросы. И это замечательно, когда бренд вызывает желание поговорить. Также я часто слышу от родителей ребят, с которыми делаем совместные проекты, что им очень нравятся слова «синдром любви». Они говорят: «Как здорово, что вы это придумали». С появлением фонда родилась новая энергия, благодаря которой стало возможно создание ярких, зрелищных активностей в рамках нашего проекта «Во благо». Это и «Цирк во благо», и «Монстры во благо», и «Гражданин во благо», и «Волонтеры во благо». К нам приходят люди с новыми идеями, вопросами, желанием участвовать и я сама радуюсь, когда родители говорят, что они очень хотят быть в проектах фонда. Понятно, что до больших свершений еще далеко, пока идет набор высоты, но я считаю, что точка невозврата пройдена.

У фонда ведь еще много спортивных мероприятий. Они тоже входят в пакет «Во благо»?

Конечно. Скажу больше, с 1 июля проект «Спорт во благо» переходит к «Синдрому любви». Теперь все соревнования в рамках данной программы будет реализовывать наш фонд. Правда, в этой области жизнь бросает нам серьезный вызов. В нише спортивных акций очень большая конкуренция. Сейчас в Москве, начиная с апреля по октябрь, не найдешь выходного, чтобы не происходило хотя бы несколько беговых, велосипедных, плавательных и других событий. Мероприятия все похожи друг на друга. Мы начали уступать конкурентам. Конечно, не всем. У нас есть своя аудитория, события, площадки. Мы оптимально тратим, но не растем. Это вопрос к нам, будем искать пути. Надо понять, что людей завлекает.

Какие еще планы на будущее?

Будем развивать относительно новое для России направление «Атлет во благо». На этот проект у меня большие планы и надежды. Суть – человек, атлет, сам организовывает или находит мероприятия, бежит один или собирает команду, и при этом говорит, что хочет помогать. А дальше он приглашает друзей, знакомых, клиентов тоже поддержать выбранный им благотворительный фонд, направив туда пожертвования. Атлетом может стать кто угодно, главное, чтобы этому человеку была не чужда активность в соцсетях.

У фонда будет новая программа под названием «Движение». Идея пришла от наших английских коллег, которые активно развивают это направление. Суть в том, что ежедневный спорт интересен и доступен далеко не каждому. А физическая активность нужна всем, и люди с синдромом Дауна не исключение. Но они мало двигаются в силу разных причин: негде, незачем, так как они жители большого города, по причине особенностей здоровья и родители не мотивируют, так как у них установка на компенсацию интеллектуальных возможностей или самообслуживания. Не надо быть профессиональным лыжником или футболистом, достаточно просто встать и погулять, попинать мяч, поиграть в боулинг.

Еще одно направление на будущее, это сбор средств на проекты для людей с синдромом Дауна, которые реализуют другие НКО. Когда мы только открывали фонд, мы понимали, что по семантике он шире, чем Даунсайд Ап. Есть другие партнерские организации, которые также могут работать с «Синдромом любви». Конечно, говорить о том, что мы начнем раздавать гранты рано. Это, я бы сказала, уже третья фаза «полета», потому что объемы средств, которые нужно привлекать, уже достаточно большие. Пока в приоритете программы Даунсайд Ап.

Какое, на ваш взгляд, наиболее важное достижение фонда за год работы?

Мы вывели ребят с синдромом Дауна на первое место. Стараемся делать так, чтобы люди с синдромом Дауна как можно чаще присутствовали в разных сферах жизни, были носителями бренда. Не мы приводим людей к нам, а наши подростки сами идут к людям. Мы хотим, чтобы ребята попробовали себя в разных ролях – так, как это делают все дети. Например, программа в цирке уже не просто представление, а исполнение мечты. Василий Тимченко, единственный в мире дрессировщик морских львов, провел мастер-класс для Антона Санкевича, который очень хотел познакомиться с профессией дрессировщика. В «Монстрах во благо» наши ребята не только приняли участие в программе, но и выступили волонтерами фонда. Незабываемым моментом стал номер Андрея Вострикова, обладателя более 70-ти медалей различных мировых и российских первенств. И, конечно, «Медиасиндром», когда ребята почувствовали себя настоящими журналистами и ведущими.

Что бы вы пожелали читателям и команде фонда в день рождения «Синдрома любви»?

Приходите к нам. «Синдром любви» - это не только про людей с синдромом Дауна. Все мы рождены с синдромом любви. У одного он на лицо, а у другого он глубоко спрятан. Когда ты его в себе находишь, жизнь становится лучше. Мое пожелание найти в себе синдром любви и дать ему выход, реализоваться. Куда угодно: на свою семью, на друзей, на благотворительный фонд. Конечно, на наш лучше всего. Но это не важно. Человек, внимательный к одному фонду, внимателен и к другому. А команде я желаю здоровья и веры в то, что каждый пришел делать нужное дело и делает самое лучшее и большее, на что он способен.

Текст: Екатерина Ильченко